Эпистемоло́гия (от др.-греч. ἐπιστήμη «научное знание, наука», «достоверное знание»[1] + λόγος «слово», «речь»[1]) — философско-методологическая дисциплина, исследующая знание как таковое, его строение, структуру, функционирование и развитие[2]. Нередко (особенно в английском языке) слово выступает как синоним гносеологии.

Гносеоло́гия (от др.-греч. γνῶσις «познание»[3], «знание»[1] + λόγος «слово», «речь») — философская дисциплина, занимающаяся исследованиями, критикой и теориями познания[2].

Тенденция к разграничению этих двух понятий характерна для неклассической (современной) философии, и при таком подходе:
Гносеология — изучает отношение «субъект-объект»;
Эпистемология — изучает отношение «объект-знание»[4][2].

Типология и особенности

Схема философии по С. Л. Франку

С точки зрения того, какие проблемы находятся в фокусе внимания при исследовании, различают классическую и неклассическую эпистемологию; для каждого из указанных типов характерны определённые особенности.

Особенности классической эпистемологии

  1. Критицизм. Эпистемология может рассматриваться как критика того представления о знании, которое предлагается в рамках обыденного здравого смысла, научных концепций или других философских систем; она начинается с рассмотрения проблемы соотношения иллюзии и реальности, а также с проведения различий между мнением и знанием. Размышления на эту тему содержатся уже в диалогах Платона, который пришёл к заключению о том, что к числу необходимых характеристик знания должно относиться не только соответствие информации реальному положению дел, но и её обоснованность; впоследствии, начиная с XVII века, соответствующая проблематика оказывается в центре внимания западноевропейской философии, и именно в этот период осуществляется так называемый «эпистемологический поворот». Активно обсуждается вопрос о том, что может считаться достаточным обоснованием знания; эпистемология критикует сложившиеся системы знания, отталкиваясь от некоего идеала знания. Этот процесс принимает различные формы: например, Ф. Бэкон и Р. Декарт критиковали схоластическую метафизику и перипатетическую науку, Дж. Беркли — материализм и некоторые основополагающие идеи науки Нового времени, И. Кант — традиционную онтологию и некоторые научные дисциплины, например, рациональную (то есть теоретическую) психологию. Эпистемологический критицизм оказал влияние на А. Эйнштейна, который использовал концепцию Э. Маха при создании специальной теории относительности, а также проявился в использовании К. Поппером принципа фальсификации в его стремлении разграничить научное и ненаучное знание.
  2. Фундаментализм и нормативизм. Требование обоснованности распространяется также и на идеал знания; соответственно, необходимо обнаружить некий фундамент, базу для всех человеческих знаний, не подвергаемую каким-либо сомнениям и обеспечивающую различение знания и не-знания. С этой точки зрения ключевым может считаться понятие нормы и соответствия этой норме, с обязательным проведением различия между фактически существующим и должным. Таким образом, к критической функции эпистемологии добавляется функция культурной легитимации определённых видов знания. В новоевропейской науке, к примеру, базовым считалось знание, основанное на эксперименте, то есть опыте, получаемом в специально созданных условиях, на основе математического моделирования объекта, в противоположность описательному знанию. Также в новое время эпистемологические концепции разделяются на два направления — эмпиризм (позиция, в соответствии с которой критерием обоснованности знания является степень его соответствия чувственному опыту человека) и рационализм (точка зрения, гласящая, что знание должно вписываться в систему «врождённых идей» либо категорий и схем разума, существующих априори). Кроме того, по отношению к норме существует разделение эпистемологии на психологистическое и антипсихологистическое направления. С точки зрения психологистов норма, обосновывающая знание, содержится в эмпирических фактах сознания, тогда как антипсихологисты возражают против такого представления.
  3. Субъектоцентризм. Основанием для всей системы знания служит факт существования познающего субъекта; этот факт самодостоверен (согласно Р. Декарту) и неоспорим, в то время как всё прочее может быть успешно подвергнуто сомнению (тем самым присущий эпистемологии критицизм усиливается). Знание о том, что находится вне сознания, является опосредованным (тогда как знание того, что присутствует в сознании, считается непосредственным), и в связи с этим возникает ещё одна ключевая эпистемологическая проблема, а именно — каким образом вообще возможно познавать внешний мир и сознание других субъектов. Поиск решения этого вопроса вызывал трудности у исследователей и философов, особенно у сторонников идей материализма и реализма. В некоторых концепциях предлагалось снять указанную проблему как таковую, признав единственной реальностью сознание субъекта и рассматривая мир либо как совокупность ощущений (в эмпиризме), либо рационалистически — как мысленный конструкт, порождение разума. После Декарта проводилось также различение эмпирического и трансцендентального субъектов, последний из которых представлялся источником того, что эмпирический субъект осознаёт как существующее объективно. Существовали также некоторые пограничные по отношению к классической эпистемологии концепции, к примеру — учения Г. Гегеля или К. Поппера, создатели которых стремились преодолеть противопоставление субъективного и объективного миров.
  4. Наукоцентризм. Поскольку эпистемология в её классическом виде сложилась в связи с формированием

    В конце XX века начала формироваться так называемая неклассическая эпистемология, довольно радикально отличающаяся от классической. Глобальные изменения в современной культуре предписывают новое понимание знания и познания вместе с иным отношением эпистемологии к другим наукам; соответственно, меняются проблематика и методы, используемые в исследованиях. Неклассическая эпистемология характеризуется следующими особенностями:

    1. Пост-критицизм. Основной в данном случае является мысль о том, что для всякой критики необходима некоторая опорная точка, не подвергаемая сомнению в данное время и в данных условиях — так что установка на недоверие заменяется её противоположностью, установкой на доверие к результатам деятельности. В сущности, пост-критицизм опирается на идею о том, что познание не может начинаться с нуля — не отменяя при этом, впрочем, собственно философского критицизма как такового. Смена контекста, в частности, может приводить к возникновению новых смыслов в познавательных традициях, считавшихся утратившими актуальность.
    2. Отказ от фундаментализма. Поскольку познавательные нормы подвергаются разнообразным модификациям в ходе развития человеческого знания, исследователи приходят к выводу о том, что формулировать жесткие нормативные требования и предписания не представляется возможным. В связи с этим разрабатываются новые концепции, предлагающие альтернативный взгляд на соответствующие вопросы — «натурализованная», «генетическая», «экспериментальная», «эволюционная» эпистемология и т. д. Кроме того, отмечается также и коллективность получения знания, которая подразумевает изучение опосредованных культурой и историей связей между субъектами познания.
    3. Отказ от субъектоцентризма. Проблема субъекта получает в рамках современной эпистемологии принципиально иное рассмотрение: предполагается, что познающий субъект изначально включён в реальный мир и в систему взаимоотношений с людьми, а, следовательно, в фокусе внимания оказываются причины, процесс и результат порождения и формирования индивидуального сознания. Л. Выготский, в частности, указывал, что внутренний мир сознания может представляться продуктом межсубъектного взаимодействия, в том числе коммуникативного; эти идеи были использованы исследователями, предложившими коммуникативный подход к постижению феномена познания.
    4. Отказ от наукоцентризма. Хотя наука представляет собой наиболее важный способ познания действительности, он, однако, не является единственным и не может окончательно заменить собой все прочие. Альтернативные формы и виды знания также подлежат изучению. При этом важно, что научное знание не только не исключает другие его формы, но и взаимодействует с ними; хотя наука может и не следовать, к примеру, здравому смыслу, она, тем не менее, должна считаться с ним[5].

    Теория познания на протяжении многих веков развивалась в рамках философии. По мнению М. А. Розова, важной тенденцией современной эпистемологии является разработка научного подхода к исследованию процессов познания. В изучении человеческого познания, как это произошло, например, с физикой или биологией, постепенно выделяются проблемы, доступные для исследования научными методами, и формируется особая наука о человеческом познании. В ней, как и в любой науке, должны проводиться эмпирические исследования и должны развиваться теоретические представления, объясняющие эмпирический материал[6]. (См. также Методологический натурализм.)

Основные проблемы эпистемологии